С 8 марта!

Я поздравляю всех женщин мира с 8 марта! И в особенности хочу поздравить мою жену Настю и её сестёр! Очень рад что вы сейчас вместе и что поддерживаете друг друга! А также поздравляю их Бабушку! Кроме того ей сегодня исполняется 79 лет, поэтому также хочу поздравить её с днём рождения и пожелать здоровья, сил и счастья!

Вика, Настя и Катя

Но этот пост я пишу скорее для себя и Насти, чтобы записать и запомнить всё что мы чувствуем эти дни.

С конца февраля каждый день для нас становится всё хуже и хуже. С 24 февраля мы находимся в глубочайшей депрессии, состоянии отчаяния и безысходности. Переполняет чувство невозможности хоть как-то в лучшую сторону повлиять на ситуацию. Периодически накрывает. Впервые понял, что такое не находить себе места, когда заметил, что иногда стал ходить по комнате из стороны в сторону без какой либо цели. Очень заметно поседел. Не видишь ни в чем смысла и спишь целый день. Звонки друг другу всё чаще сопровождаются слезами. Каждое утро начинается с плохих новостей.

Тревога, что мы можем не успеть с билетами появилась 27 февраля. Обычно мы стараемся не просить деньги и тем более всячески избегаем кредитов и долгов. Но 28-го мы решили сделать пост с просьбой о помощи. Откликнулись Никита с Настей и Екатерина. Спасибо вам большое! Мы вам очень благодарны! Но, уже не помню второго или третьего числа, я посмотрел новости и понял, что если Настя не вылетит в ближайшее время, может не вылететь вообще, так как были закрыты многие аэропорты и билеты дорожали. К тому же появилась информация о скором железном занавесе. Но мы совершенно не знали, где взять нужную сумму на билет. Чувство было такое, что не у кого даже занять.

С 28-го февраля я решил не тратить ни копейки даже на еду, чтобы денег не становилось еще меньше. Ведь бывает, что потом может не хватить совсем чуть-чуть. Тем более курс рубля к лари стал почти в два раза выше. Запасы заканчиваются и, вот уже на протяжении нескольких дней, я готовлю себе только овсянку и макароны. Но мне здесь помогают Бабушка Таня с её мужем (не помню как зовут его блин). То супчиком угостят, то фруктом для овсянки. Поддерживают морально.

Поддержка

Баба Таня из Краснодара, её муж — русский азербайджанец. У них тоже не сладкая судьба. Они много путешествовали на пенсии. И, в одну из поездок, их дочь как-то переписала на себя их квартиру и продала. Так они остались без денег и на улице. Теперь живут здесь на пенсию. Когда это еще можно было, они сняли пенсионные деньги на месяц на жилье и еду. Но с 6-го марта российские банковские карты Visa и Master Card здесь больше не работают и как им быть дальше, они не представляют. Боятся, что им и пенсию то не начислят вовсе.

Хозяева гестхауса в котором мы с Настей жили, а теперь я живу один — два брата Манука и Мераби. У них большая дружная семья а этот большой дом — их семейный бизнес. В одной половине живут они, вторую сдают. Таня — жена Мераби — украинка. У неё есть сын, который сейчас в Украине. Не смотря на всё, она очень поддерживает не только своих соотечественников, но и нас с Настей. Когда встречает меня, всегда интересуется как там дела у Насти. Я спрашиваю всё ли хорошо у её сына. Манука тоже всегда интересуется как дела и всегда предлагает свою помощь! Я очень ценю их поддержку и тоже очень хочу иметь возможность помогать людям!

Клиенты, на оплату которых мы сильно рассчитывали, один за другим не платят и у нас заканчиваются деньги. Заказов больше нет, есть только давние хвосты по работе. Пятого числа мы заняли у брата 9000 и купили билет из Минеральных вод в Стамбул. 6-го утром я отправился в магазин. Вышел из комнаты и встретил Мануку. Я уже давно ношу 200 лари в кармане, чтобы при встрече отдать ему и закрыть половину долга за жильё. Но до этого дня он был в Кутаиси. Мы поговорили, обсудили новости и я отдал ему деньги. Он не хотел брать, но я настоял. А когда я пришел в магазин, карта не сработала. Это всё! Теперь надо продержаться на пол килограмме макарон и килограмме овсянки. Но продержаться до чего? Это не понятно.

Всё, пиздец!

— Привет! — пишет мне вечером Ирек.

— Привет! — отвечаю я.

— Карты превратились в пластик?

— Да.

— С сегодня?

— Наверное, не знаю, у меня не сработала сегодня.

— Да, тоже самое. Есть мысли?

— Думаем сделать карту Union Pay, пока Настя в России.

— Понятно, я пробую сделать перевод другу и взять наличку. Как Настя будет выбираться?

— Взяли билет с Мин вод до Стамбула на 18е марта.

— А какая авиакомпания?

— Нордвинг.

— Они больше не летают!

— Сегодня вроде улетел.

— Это был последний рейс.

И у меня паника. Я зашел на их сайт. У них новость от пятого числа, что они отменяют международные рейсы с 7-го. Тоже самое сделали почти все российские авиакомпании. Какого хрена они до сих пор продают билеты? Сначала куча мыслей, потом злость, потом отчаяние, а потом пустота. Просто лежу, уставившись в потолок. Сна нет ни в одном глазу. Включаю курс по фигме и жду пока в Красноярске проснётся Настя.

— Привет!

— Привет! Хотелось бы сказать «Доброе утро!», но оно не доброе!

— Опять какие-то новости?

— Да. С сегодняшнего дня Россия отменила международные рейсы.

— Бля! Пиздец! Че за хрень?..

После разговора меня хватает еще на несколько часов, и пока скачивается рабочий файл, который прислала Женя, я вырубаюсь. Просыпаюсь от стука. Дедушка, говорит: «Давай-ка покушаем горячего!?», а затем дает мне большую тарелку куриного супа и ломоть грузинского лаваша. Со старанием как-то не упустить возможность и насладиться вкусом, я быстро его съедаю и снова вырубаюсь до восьми вечера. Проснулся, пошел мыть посуду, встретил Мануку. Поговорили. Манука сказал, что поможет чем сможет. А позже принес кружку горячего сладкого чая с тремя вкуснейшими домашними пышками.

— Спасибо большое!

— Не за что! Что делаешь?

— Хочу записать свои мысли, чтобы навсегда запомнить это время и эти чувства…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.