За все время, пока длился коронавирус, мы принципиально старались ничего не говорить на эту тему. Многое конечно же поменялось, но в целом нас это особо не волновало. Да и в мире и так об этом слишком уж много говорили, а мы не хотели добавлять еще больше паники. Нет, у нас было свое довольно четкое представление на этот счет  — мы относились и относимся крайне скептически, но все правила и постановления соблюдали, мы же все-таки за границей и проблемы нам были не нужны. Но они нас все же настигли и довольно неприятным образом — мы, вдруг, стали нелегалами.

Дааа, как бы мы ни старались этого избежать, но наше первое нелегальное нахождение за границей все же произошло. И произошло это даже больше не по нашей вине, а в результате очень интересных, странных, тупых, несправедливых, но довольно прикольных обстоятельств.

Мы также не хотели бы кричать о всеобщей несправедливости направо и налево, но тут она просто на лицо никуда от неё не деться. И тупость тоже, ведь единственное, что возникает в ответ на всё происходящее – это фраза «Чтооо?». Да, конечно, от части мы тоже где-то ступили. Но мы все свалим на пару мудаков, всеобщую панику, пофигизм и опять же на вселенскую несправедливость, гулять так гулять. А вот в чем прикол, читайте дальше! Он будет в самом конце.

Держитесь от китайцев подальше

Вы помните, когда все началось? Застала ли вас всеобщая паника? Или вы узнавали обо всем из новостей? Впервые о вирусе мы услышали от родителей, когда были в Момбасе, кажется. «Сейчас же в Китае вирус новый появился, знаете?.. Держитесь от китайцев подальше!» — сказали тогда они. Китайцев в Африке, конечно, сейчас хватает, но нас тогда больше как-то малярия беспокоила.

Второй раз мы обсуждали коронавирус уже в Дахабе с нашей соседкой по комнате — китаянкой Пяу-Пяу. На тот момент она не была в Китае уже месяцев шесть, должна была вот-вот возвращаться домой, но не смогла из-за вируса. Мы ей сочувствовали, но не подозревали, на сколько все скоро станет сложно и для нас.

Ну привет, коронавирус

Вот мы уже переходим границу с Израилем. В очереди группа китайцев. Мы, можно сказать, прямо посреди них. Некоторые чихают, некоторые кашляют. Ни у кого нет ни масок, ни перчаток. Рот, кстати, тоже не прикрывают. «Китайцы, чего с них взять, такое у них воспитание…» — смеемся мы и шутим про коронавирус.

Загорается светофор, дверь снимается с блокировки, ты заходишь в комнатку с тем, с кем переходишь границу, за тобой или за вами блокируется дверь, остальные ждут. За окошком работник в маске и перчатках. Первый вопрос: «Не был ли ты в Китае ближайшие два месяца?». Спрашивают про самочувствие и, если все хорошо, пропускают дальше. Так нас встретил Израиль. И это был один из самых нервных и странных переходов границы за все путешествие. А еще это было наше первое личное знакомство с мерами против пандемии. Это было 15 марта 2020.

Паника

Следующие две недели мы будем путешествовать по разным уголкам Израиля, пока не приедем туда, где по сей день находимся уже почти три месяца – в хостел двух братьев палестинцев. Зовут мужиков Сахэр и Тамир. У Тамира была свадьба в самый разгар паники, на которую они планировали пригласить около восьми ста человек. Это действительно так, мы в десять рук упаковывали его пригласительные по конвертам. Из-за ограничений свадьбу, конечно, перенести из банкетного зала в деревню, и половина гостей не приехала. А мы потом два месяца доедали заготовленные им шашлыки. Тамир, кстати, с женой потом тоже застряли в Коста-Рике на своем медовом месяце.

А паника началась 12 марта. В хостеле нас тогда было шестеро волонтеров, Сахэр и Тамир были на свадьбе. В Израиле на тот момент было около трех ста случаев.

Миша

Один из волонтеров — Миша – уроженец СССР, москвич, с двумя гражданствами: Америки и Израиля. Он горный гид и хотел лететь в Грузию в конце апреля перед началом сезона. В тот день он получил письмо от «Пегаса», что его рейс отменен и если он не поменяет свои билеты на самое ближайшее время, то, скорее всего, улетит только в июне. Миша сделал это незамедлительно и получил на почту новый билет на утро 13-го, то есть на завтра. «Блин, там сейчас еще холодно очень, но торчать здесь до июня я не хочу! Я и так тут уже три месяца!» — недовольно комментировал он.

Наш друг из Чили, застрявший в Грузии, спустя пару дней отправлял нам снежок из Тбилиси. В Грузии было действительно намного холоднее, чем в Израиле.

Своим резким изменением планов Миша подлил маслица в разгорающийся костерок паники.

Лариса

Тогда уже начали вводить ограничения, и в хостеле было мало постояльцев. Одной из них была Лариса – бразильянка, которая путешествует по миру на велосипеде, причем в одиночку. Она только что вернулась из сложного трипа по Египту с бурей эмоций и планами на Израиль. Лариса тоже была здесь волонтером еще до нас и сейчас ночевала бесплатно, по старой дружбе.

Мы с Ларисой и Мишей
Мы с Ларисой и Мишей

Мэдэлейн

Другой гостьей была канадка Мэдэлейн. Она волонтерила в Эфиопии кажется почти полгода, и у нее тоже были большие планы на Израиль. Но, все достопримечательности как раз в тот день закрыли на карантин, а билеты домой стремительно дорожали, и она очень переживала на это счет. В тот момент она прочла в новостной ленте, что по восьмичасовым новостям скажут, что ждет туристов в ближайшее время в Израиле, и что скорее всего – ничего хорошего.

В ожидании восьми часов паника нарастала. Начались звонки родителям, друзьям, все за всех переживают и обсуждают что же делать. Но реакция на это у всех была совершенно разной.

Мы с Мэдэлейн
Мы с Мэдэлейн

Джулия

Австрийка Джулия приехала в хостел на день раньше нас, но за все то время пока она здесь волонтерила, практически никуда не съездила. Не была даже в Бахайских садах которые, от нас в минуте ходьбы. Её рейс тоже отменили и вернули деньги. Но она все равно потеряла боле трех ста евро за брони отелей и билет на поезд.

Родители Джулии очень за неё беспокоились, звонили и писали ей каждые пять минут, уговаривали вернуться домой как можно скорее. Её бабушка из Германии, которая тогда застряла в США, говорила Джулие: «Какого черта ты еще за границей?». Но Джулия не хотела уезжать, ведь в Австрии уже во всю был карантин и ей пришлось бы сидеть дома. В итоге Джулия тоже купила билеты на послезавтра.

Мы переживали немного меньше. О нас никто не беспокоился, никто нам не звонил и не писал. Это и понятно — в России тогда еще и ухом не вели. До нас все доходит с опозданием, даже пандемия.

Беспокоился за нас только авиасейлс, который прислал письмо с предупреждением, что у нас последний шанс купить билеты дешево. Это оказалось правдой. Билеты Тель-Авив – Стамбул на двоих тогда стоили всего примерно 8500. Но, по преследующему нас закону подлости, денег нам тогда не хватало. А мудаки не хотели нам платить за работу, как бы мы их не просили. Постесняться перезанять еще пару тысяч и было нашей тогдашней тупостью.

Джулия тогда сказала: «Ребята, я могу купить вам билеты! Для меня это совсем не дорого, вы только попросите!». Это было очень добрым жестом с её стороны, но, просить о таком мы не могли. На следующий день билеты в Стамбул стоили уже в два раза дороже, а потом и вовсе исчезли. Наверное, нас тешила безмятежность Валджинея – другого волонтёра из Бразилии, который прибыл последним, в самом начале всей этой заварухи. Ему, как и всем, должны были дать бесплатную визу на три месяца, но дали всего на две недели. Он пошел разбираться и в итоге заплатил за новую трехмесячную визу как раз утром в день паники. Конечно же, в его планы не входило уезжать из страны.

Мы с Джулией и Майклом
Мы с Джулией и Майклом

Валджиней

Валджинею за сорок и он очень странный тип. Все время ходит и что-то бурчит себе под нос, какую-то ерунду типа: «Оу щит, мне надо проверить мой бичкоин!» или «Мы все умрем, я хочу умереть, тогда я встречу Иисуса» или «Зачем люди зарабатывают деньги? Я подожду, когда мои родители умрут и тогда получу их деньги» и еще много-много всякой чуши. А еще он постоянно кашлял и после этого в шутку говорил: «Ээх, Корона!». Сначала было не смешно, но потом мы к нему привыкли. Самое смешное было то, что он продлил себе визу в день, когда всё закрыли. Потом сходил с ума из-за карантина, что ему нельзя выходить из хостела даже на сто метров. Говорил: «Представьте, за все время я здесь даже ничего не видел. Мой маршрут по Израилю – это аэропорт – карантин в Хайфе — аэропорт». Он улетел из страны в день, когда карантин в Израиле закончился и всем разрешили выходить на улицу и даже ходить на пляж. Это была очень смешная шутка его судьбы с нашим на неё взглядом со стороны.

Мы с Валджинеем
Мы с Валджинеем

Джанин и Адам

С нами была еще немка Джанин. День паники был её последним днем волонтёрства с нами, потом она хотела поехать путешествовать на юг страны и оттуда улететь домой. Но в тот день её рейс тоже отменили, и она тоже не знала, что делать.

В хостеле был еще один седьмой волонтер — Адам из Лос-Анджелеса – классный, очень веселый и интересный парень. В тот день он был в Тель-Авиве в гостях у родственников, у которых и остался. Приехал только через пару дней забрать вещи и попрощаться. Но боязнь подхватить от нас коронавирус не дала ему пожать нам руки, как будто бы он и без этого не заразился бы.

В следующие пару дней хостел опустел и начался почти двухмесячный карантин, в течение которого мы не выходили за его пределы. В нем остались мы, Валджиней, Сахэр и его двоюродный брат Рашид из Испании, который приехал к Тамиру на свадьбу и застрял. Нам было не скучно, мы много работали по хостелу: сделали полный его ремонт, и все перемыли; много работали на кухне их ресторана, который работал на доставку. Работали пять дней в неделю в среднем по 4 часа. Валджиней — сука отлынивал и работал раза в три меньше нас.

Весь стафф хостела
Весь стафф хостела

Попытки выбраться

Через десять дней после объявления карантина в Израиле мы получили СМС от министерства иностранных дел Российской Федерации, о том, что если мы за границей, то можем подать заявку на вывозной эвакуационный рейс. Сначала мы не хотели лететь в Россию и сидеть там на карантине, если мы можем и здесь нормально пересидеть, но потом нам написали наши друзья по кругосветкам – молодая пара из Омска, застрявшая в Бразилии. Они написали, что этот коронавирус может затянуться, а бюджет у них ограничен и что они решили воспользоваться предложением МИДа. В общем они сразу подали заявки, им сразу ответили и прислали бесплатные авиабилеты прямо на следующий день.

Тогда мы тоже подумали, что, если по плану после Израиля у нас Турция, потом Грузия, Абхазия и Россия, где надо было делать Шенген и если ехать в Европу пришлось бы тем же путем, то почему бы не поехать сразу в Россию. И решили тоже отправить анкеты в консульство России в Израиле. Это было 27-го марта.

На удивление нам тоже ответили на следующий день: «Ознакомьтесь с информацией про коронавирус на нашем сайте…», мы ответили им, что уже ознакомлены и поэтому и пишем. Опять уже только на следующий день нам отправили анкеты для заполнения, мы их заполнили и отправили обратно, и они написали, что наши заявки переданы по назначению и больше никакой информации от них не поступало.

Далее пришла СМС от ГосУслуг, что если вы хотите попасть на вывозные рейсы и получить финансовую поддержку от государства, то необходимо заполнить анкету у них на сайте. Мы всё заполнили и всё — от них вообще никакого ответа и тем более результата не последовало. А только через недели две они написали, что мы не подходим по их критериям и никакой поддержки и билетов нам не полагается. Как будто мы не туристы, не застряли за границей, не хотим выбраться и вообще не граждане России. Ну да и бох с ними, мы и так не особо на них рассчитывали, но попробовать надо было.

31-го марта, мы попробовали еще раз отправить анкеты в консульство, но они написали, что мы уже есть в списках и больше отправлять анкеты не надо. Дальше было несколько вывозных рейсов из Израиля в Россию, но ни на один мы почему-то не попали, видимо мы были не в тех списках.

Уже 21-го апреля перед очередным вывозным рейсом мы решили попробовать снова спросить попадем ли мы на него, на что нам просто скинули общую информацию, что вывоз граждан РФ из-за рубежа производится в соответствии с графиком и т.д. и т.п. Так мы поняли, что наше государство поддерживает только тех туристов, которые отправились куда-то по путевке в отпуск, а на остальных путешественников им наплевать, иронично посмеялись и остались в Израиле ждать коммерческих рейсов. И все больше убеждаемся, что коронавирус — это что-то большее чем пандемия, но что действительно происходит — остается лишь гадать.

Читайте продолжение в следующей статье про то, как мы впервые стали нелегалами!

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *