Замученные, потные и с пакетом еды мы пришли на пограничный контроль вьетнамской стороны. Хмурый строгий офицер в тёмно-зеленом военном мундире взял Настин паспорт и внезапно под красной звездой на его фуражке выражение поменялось.

— О! Так вы из России?! — говорит он по-русский — Здравствуйте!

— Здравствуйте — ответила Настя.

В этот миг наше настроение тоже стало намного лучше. Мы были рады тому, как нас встретили, особенно после того как нас проводили китайцы.

Вьетнам, Донг Данг. 71 день кругосветки

Мы вышли во Вьетнам, съели банан, закинули кожуру в кусты и покатили в город на своих деревянных тележках. Окруженные джунглями, ветхие домики на окраине города смотрелись по-киношному круто. Кажется, самобытность здесь компенсирует бедность. Все от мала до велика, почти как в той песне про лошадку, встречают нас улыбками, приветствуют и машут руками. Но спустя некоторое время, после пары «Фак Ю!» в наши спины, мы стали отвечать им по-русски «Привет!». Не чтобы ввести их в заблуждение, а, чтобы рассеять их заблуждение о нашем происхождении.

Город Донг Данг находится на пересечении четырёх дорог, одна из которых ведет в Китай и, наверное, поэтому он довольно большой и немного современный в центре. Везде реклама сигарет.

Надо где-то присесть перевести дух, и мы сворачиваем во двор то ли буддистского то ли индуистского храма, то ли еще какого. Горячие бетонные лавки обжигают наши задницы. Всё яркое и невероятное количество мелких прорисованных деталей на фасадах. Это один из красивейших храмов, что я видел до того момента. Перед входом стоит алтарь с подношениями в виде фруктов. Мы перекусили своими и решили заглянуть внутрь. Там темно, блекло, бетонные стены и пол, тряпки на полу и, кажется, кто-то спит. Внутри еще один алтарь, где в виде подношений пачки сигарет и банки пива. Заходить не стали и пошли менять деньги.

Пропустили один банк на той улице и дошли до другого на этой. Зашли в полумрак, работает вентилятор, охранник и несколько менеджеров. Все заняты, кроме охранника. Нам сказали подождать, мы присели и заработал охранник, который решил почти закрыть жалюзи, оставив всех без возможности выйти наружу. Всё нормально, я присел к менеджеру, которая параллельно обслуживала еще и девушку.

— Здравствуйте, мы хотим обменять китайские деньги на вьетнамские.

— Здравствуйте, сейчас минуточку, — сказала она и погрузилась в аналоговый монитор, — знаете, вот она вам обменяет! – и показала на девушку рядом со мной.

Девушка, побрезгав мелочью, посчитала купюры и отслюнявила вьетнамских, взяв при этом процентов тридцать комиссии.

— Спасибо, до свидания!

Нам открыли жалюзи, и мы довольные пошли на выход, а затем на выход из города. Конечно мы обменяли деньги. А что еще оставалось? Но теперь их меньше, чем хотелось бы.

Автостоп во Вьетнаме

Похоже до выхода из города еще далеко. Встаем у ворот на какую-то стройку и пол часа пытаемся поймать машину. Очень жарко. Проезжает много междугородних маршруток. Наверное, поэтому никто не останавливается. Сушу футболку. Вечереет. Решаем проехать пятьдесят километров до That Khe. Там есть речка, возможно получится в ней помыться. Как только появляется четкий план – останавливается пожилой мужчина и подбирает нас.

Горная дорога очень извилистая. Всё вокруг зелёное. Скошенные во время строительства дороги, скалистые стены заросли мхом и папоротником. Сквозь деревья промелькивает долина реки Ky Cung, скрытой в пушистой поверхности джунглей.

Я отрываюсь на миг от зеленых пейзажей и смотрю на Настю. Настя спит и очень бледная. Я понимаю, что ей плохо, но не придаю большого значения. Спустя время она просыпается и, как ни странно, говорит: «Мне плохо!». Я резко прошу водителя остановиться, и он резко тормозит. Привет Ихтиандр!

— Тебе лучше?

— Да, поехали!

Мы на месте, этот город еще более дикий, еще более пыльный и более шумный в после рабочее время.

— Вы случайно не едете дальше? – спросил я водителя.

— Нет! – категорично ответил тот. Наверное, и так вдоволь нас натерпелся.

Кукурузное поле

Это даже больше не город, а деревня. Застройка из дерева в один и из бетона в два этажа, иногда в три, если это что-то вроде отеля или фитнес клуба. Главные фасады красиво и ярко окрашены и украшены колоннами и лепниной, со двора — серые и ровные. Все дома открыты настежь и такое ощущение что весь город снаружи.

Мы идем там, где не ступала нога белого туриста. Все на нас смотрят, как будто мы заблудились, но не в их городе, а во вселенной или по крайней мере в этой стране. Но это уже не те молчаливые подозрительные взгляды, что были в Китае, здесь будто все тебе рады как дорогому гостю. Очень много всего происходит, каждый чем-то занят: дети бесятся, ребята играют в настольный теннис, тётки делают работу по дому, поджарые мужики сидят топлес и курят. И всё вдруг замирает на миг, когда ты проходишь мимо, а потом тебе кричат, ты кричишь им и жизнь продолжается.

Мы дошли до моста. Вдоль реки кукурузное поле. Дома далеко. Вдоль берега пролегает тропинка и несколько полянок, где можно попробовать встать на ночь. Это очень круто, но как туда попасть? Мы сворачиваем на улицу и через двести метров пытаемся прорваться сквозь чей-то двор, и кукурузное поле. Мужик пасет корову. Говорит типа: «Вы куда вообще?». Мы показываем: «К реке!». Он типа: «Вы тут не пройдете!». Его жена выходит и кричит нам: «Идите сюда!», проводит нас сквозь свой дом, выводит обратно на улицу и показывает в сторону моста: «Идите туда!». Окей, пошли туда. Подходим к мосту и видим тропинку, ведущую под мост и к реке в сторону поля. В поле никого, на реке тоже. На другой стороне стоят дома, но закрыты плотной зарослью кустов и деревьев. Кукуруза выше головы. И это значит, мы нашли идеальное место заночевать.

Поставили палатку уже в темноте. Я пошел стирать потные шмотки. Настя принялась готовить ужин. Звуки города затихают и слышны лишь спокойные разговоры где-то на той стороне. Над нами миллиард звёзд, и мы где-то во Вьетнаме у реки посреди кукурузного поля стоим абсолютно голые и принимаем душ, набирая воду в пакет и поочередно поливая друг друга. И это было так освежающе круто и так смешно!

Горной дорогой на Банзек

Утром мы не спешили вставать, но солнце делало воздух в палатке всё горячей и невыносимей. Поели. Мимо прошел мужик с коровой. Ничего не сказал, только улыбнулся. Собрались. Неподалёку купаются детишки. Я тоже искупнулся, и мы покатили на другой конец города, а через пол часа я уже снова был такой потный, что еще раз бы с радостью в реку.

Ловим первый же трак. Парень рад нас подбросить. Угощает водой. Его грузовик старый и пыльный, зато за окном потрясающе! Он едет не очень далеко — на какую-то стройку, но провозит нас лишние километров пять и останавливает в деревне. Стоим в теньке, сушим футболки, мимо бегают курицы. Почти сразу же ловим трак. Едем мимо копов, но мужик останавливается сам, чтобы дать им «на лапу» и еще немного погодя, чтобы купить нам и себе что-нибудь попить. Он едет в Каобанг, но мы решаем выйти в Донг Кхе, чтобы срезать по гравийке до другой трассы в Quang Uyen. Но вблизи той дороги мы начинаем осознавать, что совершили ошибку и не надо было сходить с трассы. Выходим из города за последний перекресток на пустую узкую горную дорогу, садимся в тень и достаем рис.

— Если за пол часа никто не проедет идем обратно на трассу и едем через Каобанг.

— Да, давай!

Поели, и сидим уже минут двадцать. Пара грузовиков свернули перед нашей дорогой, но немного погодя мы снова слышим звук чего-то большого. Едет белый блестящий американский трак. Я, понимая серьезность нашего положения, выбегаю на дорогу и машу рукой что есть сил. Водитель останавливает фуру. Я показываю ему направление и говорю, что нам туда и он тоже с радостью берет нас «на борт». Он едет не один, а с женой. Разговариваем на вьетнамско-английском вперемешку с жестами. Они много смеются, а еще радуются, узнав, что мы едем на Банзёк.

Фура груженая, гравийная дорога узкая и извилистая и мы едем аккуратно и очень медленно. Но зато есть время налюбоваться невероятными видами на бесконечные зеленые горы, джунгли и плантации риса. Настя уснула в спальнике. Мы много останавливаемся, чтобы пропустить встречные траки, но однажды мы просто встали посреди пути и стоим.

— Сейчас будем есть – говорит водитель по-вьетнамски и показывает понятный жест.

— Окей – отвечаю я и радостно киваю головой.

Рис уже сварился в рисоварке пока мы ехали. Женщина достает сковороду, ставит на плиту, закидывает какие-то листья, бекон, имбирь, заливает водой и всё это тушит. Мы с Настей съели по три порции, а потом я доел рис и хорошо так обожрался. Но мы так соскучились по чему-то домашнему, что это было так вкусно и я не мог устоять.

Мы очень душевно попрощались с ребятами, как со старыми друзьями и вышли в Quang Uyen, а затем они поехали налево, а мы пошли стопить направо. Снова ловим первый трак. Молодой водитель, не похожий на дальнобойщика, тоже рад нас подвести. Он высадил нас посреди дороги, на возвышенности, сказал: «Это здесь!», а затем надовал нам воды штук десять полулитровых бутылок. Мы втроем вышли, перешли дорогу и увидели водопад. Хотелось плясать, глаза смеялись и слов, кроме «Вау!», было не подобрать.

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *